Великобритания: частные подрядчики при выводе реакторов из эксплуатации не будут нести ответственности за утечки радиацииДо настоящего времени никто и никогда в мире еще не выводил реакторы типа Magnox из эксплуатации. Первой на это решилась Великобритания. Сегодня вокруг этого вопроса разгорелись жаркие споры.

Правительство решило, что частные фирмы, которые будут управлять выводом из эксплуатации стареющих реакторов на естественном уране с графитовым замедлителем (реакторов Magnox), в случае радиоактивного инцидента финансовой ответственности нести не будут, даже если это будет стоить миллиарды фунтов стерлингов.

Возмещение ущерба правительство готово взять на себя. Это было подтверждено в начале этого месяца Департаментом по вопросам энергетики и изменения климата (DECC) при обсуждении остановки реакторов Magnox, которые были построены в 1960-х годах первоначально для производства плутония и создания ядерного оружия.

Такие реакторы имеются на трех атомных станциях Великобритании Sizewell, Хинкли и Dungeness.

В настоящее время они доживают последние дни, и правительство готовится полностью вывести их из эксплуатации, чего с таким типом реакторов в мире никто и никогда еще не делал. Как показала практика, никто из частных компаний не рискнул принять участие в торгах для заключения договора по выводу из эксплуатации, так как в случае какого-либо радиоактивного инцидента это грозило выплатами в миллиарды фунтов стерлингов.

Фирмы не готовы принять ответственность, заявляя, что из-за особенности деятельности в ядерной сфере, максимальную цифру потенциальной ответственности в денежном выражении точно предсказать невозможно. Именно поэтому правительством было предложено компенсировать возможные негативные последствия. Вопрос вынесен на обсуждение депутатов.

Лейборист Пол Флинн, который относится к подобным возмещениям критически, назвал предложение «хитростью и скрытностью». Он обвинил правительство в отказе вести с депутатами открытую дискуссию о ядерных расходах. Кстати, эта тема стала главной политической проблемой на фоне энтузиазма по созданию реакторов нового поколения, призванных помочь Великобритании обеспечить свои потребности в энергии.

Министр энергетики Майкл Фаллон настаивает на том, что за возмещение последствие радиоактивных инцидентов имеются «очень веские доводы», это, прежде всего, должно стать «необходимым условием для заключения контракта и обеспечения преимуществ в конкурсе».

Однако Флинн обвинил правительство в запуске огромной азартной игры. Стоимость очистки радиоактивных утечек и устранения негативных последствий может стоить порядка 250-500 млрд. долларов. Ядерные объекты в обычных коммерческих условиях являются страховым случаем, поэтому вывод из эксплуатации можно спокойно застраховать, говорит он, добавляя, что только доверчивые правительства могут нести такой огромный риск.

В общем, мнения разделились. Одни считают, что компенсация «в случае чего» — это шаг для того, чтобы привлечь к выводу реакторов из эксплуатации специалистов мирового класса. Другие уверены, что это афера и попытка уйти от надлежащего парламентского контроля расходов денежных средств.До настоящего времени никто и никогда в мире еще не выводил реакторы типа Magnox из эксплуатации. Первой на это решилась Великобритания. Сегодня вокруг этого вопроса разгорелись жаркие споры.

Правительство решило, что частные фирмы, которые будут управлять выводом из эксплуатации стареющих реакторов на естественном уране с графитовым замедлителем (реакторов Magnox), в случае радиоактивного инцидента финансовой ответственности нести не будут, даже если это будет стоить миллиарды фунтов стерлингов.

Возмещение ущерба правительство готово взять на себя. Это было подтверждено в начале этого месяца Департаментом по вопросам энергетики и изменения климата (DECC) при обсуждении остановки реакторов Magnox, которые были построены в 1960-х годах первоначально для производства плутония и создания ядерного оружия.

Такие реакторы имеются на трех атомных станциях Великобритании Sizewell, Хинкли и Dungeness.

В настоящее время они доживают последние дни, и правительство готовится полностью вывести их из эксплуатации, чего с таким типом реакторов в мире никто и никогда еще не делал. Как показала практика, никто из частных компаний не рискнул принять участие в торгах для заключения договора по выводу из эксплуатации, так как в случае какого-либо радиоактивного инцидента это грозило выплатами в миллиарды фунтов стерлингов.

Фирмы не готовы принять ответственность, заявляя, что из-за особенности деятельности в ядерной сфере, максимальную цифру потенциальной ответственности в денежном выражении точно предсказать невозможно. Именно поэтому правительством было предложено компенсировать возможные негативные последствия. Вопрос вынесен на обсуждение депутатов.

Лейборист Пол Флинн, который относится к подобным возмещениям критически, назвал предложение «хитростью и скрытностью». Он обвинил правительство в отказе вести с депутатами открытую дискуссию о ядерных расходах. Кстати, эта тема стала главной политической проблемой на фоне энтузиазма по созданию реакторов нового поколения, призванных помочь Великобритании обеспечить свои потребности в энергии.

Министр энергетики Майкл Фаллон настаивает на том, что за возмещение последствие радиоактивных инцидентов имеются «очень веские доводы», это, прежде всего, должно стать «необходимым условием для заключения контракта и обеспечения преимуществ в конкурсе».

Однако Флинн обвинил правительство в запуске огромной азартной игры. Стоимость очистки радиоактивных утечек и устранения негативных последствий может стоить порядка 250-500 млрд. долларов. Ядерные объекты в обычных коммерческих условиях являются страховым случаем, поэтому вывод из эксплуатации можно спокойно застраховать, говорит он, добавляя, что только доверчивые правительства могут нести такой огромный риск.

В общем, мнения разделились. Одни считают, что компенсация «в случае чего» — это шаг для того, чтобы привлечь к выводу реакторов из эксплуатации специалистов мирового класса. Другие уверены, что это афера и попытка уйти от надлежащего парламентского контроля расходов денежных средств.

Подготовлено по материалам «The guardian».