Включаем Мьянму: запутанная история о природном газе, гидроэнергетике, протестах и иностранных инвестицияхВ ноябре прошлого года жители новой, более демократической Мьянмы (известной также как Бирма) вышли на улицы. В Янгоне — наиболее высоко электрифицированном городе в стране — протестующие были недовольны планами правительства по повышению цен на электроэнергию. Протесты были стихийными, однако оказались действенными: правительство отказалось от увеличения цен. Это был не единственный знак протеста против изменений в сфере энергетики: другие регионы страны требовали электрификации.

Несколькими месяцами ранее, правительство объявило тендер на строительство газовой электростанции вблизи Мандалайя — второго по величине города в стране. В следующем месяце был объявлен другой тендер — на этот раз для развития оффшорной разработки нефти и газа. Международные компании выстроились в очередь за возможностью развивать это направление.

Для недавно открывшейся внешнему миру страны с огромными возможностями для роста, взаимодействие трех областей – ценообразования, доступа к электричеству и интереса в энергетическом секторе со стороны независимых производителей электроэнергии (зарождающейся нефтегазовой отрасли) — является неотъемлемой частью будущего развития.

Отступая и продолжая поставлять электроэнергию по низким тарифам, правительство вынуждено продавать электроэнергию дешевле, чем стоит ее производство: по некоторым сведениям потребители платят только 33% от затрат на генерацию. Тарифы на электроэнергию в Мьянме являются одними из самых низких цен в мире. Однако низкие цены усугубляют большие проблемы страны: к электросетям подключено менее 30% территории страны. Правительство просто не в состоянии увеличить мощности, хотя и ставит перед собой задачу электрификации 70% населения.

А тем временем, Мьянма сидит на потенциально гигантских месторождениях природного газа и, в меньшей степени, нефти и вполне может электрифицировать страну. Тем не менее, большая часть электроэнергии генерируется установками гидроэнергетики (страна имеет всего 10 газовых электростанций с 834 МВт установленной мощности и единственную угольную электростанцию). Опора на гидроэнергетику создает огромные трудности во время сухого сезона, когда почти 75% мощности страны либо существенно сокращается, либо полностью отключается. Во время сухого сезона, некоторые домохозяйства могут рассчитывать всего на один час электроэнергии в день.

Природно-газовые электростанции не намного лучше: крайне неэффективные, с устаревшим оборудованием. По мнению экспертов 44% этого потенциала являются недоступными. Из 3495 МВт установленной мощности Азиатский банк развития (АБР) гарантированными считает только 56%. Кроме того, три нефтеперерабатывающих завода страны работают с использованием только 41% возможностей, говорится в докладе Всемирного экономического форума.

Помимо ненадежности, Мьянма имеет самый высокий процент населения, не имеющего доступа к электроэнергии среди стран Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Мощность, потребляемая на душу населения, в 2011 году составляла 110 кВтч. Это выше, чем в Гаити, Эфиопии, Танзании, Конго и Непале, но все же, по данным Всемирного банка, значительно ниже среднего значения в 232 кВтч, установленного для стран с низким уровнем доходов населения.

Таким образом, те, кто не имеет в Мьянме доступа к сети, полагаются на дрова и дорогие дизельные генераторы, хотя, по мнению экспертов, могли бы успешно использовать солнечную энергию. Сети в основном работают от установок гидроэнергетики, поставки природного газа и угля ограничены, несмотря на внутренние ресурсы. Кроме того, новое правительство Мьянмы создает неравный доступ к мощности. Так, город Янгон берет себе 67% подключений, согласитесь, очень много, в сравнении с чуть более 30%, достающимися жителям остальной части страны.

Получается, что правительству предстоит решить непростую задачу: найти баланс между необходимостью увеличения мощностей и стабильностью поставок электроэнергии.

Подготовлено по материалам «Breaking Energy»
В ноябре прошлого года жители новой, более демократической Мьянмы (известной также как Бирма) вышли на улицы. В Янгоне — наиболее высоко электрифицированном городе в стране — протестующие были недовольны планами правительства по повышению цен на электроэнергию. Протесты были стихийными, однако оказались действенными: правительство отказалось от увеличения цен. Это был не единственный знак протеста против изменений в сфере энергетики: другие регионы страны требовали электрификации.

Несколькими месяцами ранее, правительство объявило тендер на строительство газовой электростанции вблизи Мандалайя — второго по величине города в стране. В следующем месяце был объявлен другой тендер — на этот раз для развития оффшорной разработки нефти и газа. Международные компании выстроились в очередь за возможностью развивать это направление.

Для недавно открывшейся внешнему миру страны с огромными возможностями для роста, взаимодействие трех областей – ценообразования, доступа к электричеству и интереса в энергетическом секторе со стороны независимых производителей электроэнергии (зарождающейся нефтегазовой отрасли) — является неотъемлемой частью будущего развития.

Отступая и продолжая поставлять электроэнергию по низким тарифам, правительство вынуждено продавать электроэнергию дешевле, чем стоит ее производство: по некоторым сведениям потребители платят только 33% от затрат на генерацию. Тарифы на электроэнергию в Мьянме являются одними из самых низких цен в мире. Однако низкие цены усугубляют большие проблемы страны: к электросетям подключено менее 30% территории страны. Правительство просто не в состоянии увеличить мощности, хотя и ставит перед собой задачу электрификации 70% населения.

А тем временем, Мьянма сидит на потенциально гигантских месторождениях природного газа и, в меньшей степени, нефти и вполне может электрифицировать страну. Тем не менее, большая часть электроэнергии генерируется установками гидроэнергетики (страна имеет всего 10 газовых электростанций с 834 МВт установленной мощности и единственную угольную электростанцию). Опора на гидроэнергетику создает огромные трудности во время сухого сезона, когда почти 75% мощности страны либо существенно сокращается, либо полностью отключается. Во время сухого сезона, некоторые домохозяйства могут рассчитывать всего на один час электроэнергии в день.

Природно-газовые электростанции не намного лучше: крайне неэффективные, с устаревшим оборудованием. По мнению экспертов 44% этого потенциала являются недоступными. Из 3495 МВт установленной мощности Азиатский банк развития (АБР) гарантированными считает только 56%. Кроме того, три нефтеперерабатывающих завода страны работают с использованием только 41% возможностей, говорится в докладе Всемирного экономического форума.

Помимо ненадежности, Мьянма имеет самый высокий процент населения, не имеющего доступа к электроэнергии среди стран Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Мощность, потребляемая на душу населения, в 2011 году составляла 110 кВтч. Это выше, чем в Гаити, Эфиопии, Танзании, Конго и Непале, но все же, по данным Всемирного банка, значительно ниже среднего значения в 232 кВтч, установленного для стран с низким уровнем доходов населения.

Таким образом, те, кто не имеет в Мьянме доступа к сети, полагаются на дрова и дорогие дизельные генераторы, хотя, по мнению экспертов, могли бы успешно использовать солнечную энергию. Сети в основном работают от установок гидроэнергетики, поставки природного газа и угля ограничены, несмотря на внутренние ресурсы. Кроме того, новое правительство Мьянмы создает неравный доступ к мощности. Так, город Янгон берет себе 67% подключений, согласитесь, очень много, в сравнении с чуть более 30%, достающимися жителям остальной части страны.

Получается, что правительству предстоит решить непростую задачу: найти баланс между необходимостью увеличения мощностей и стабильностью поставок электроэнергии.

Подготовлено по материалам «Breaking Energy»